О нашем учителе труда…

Благовестник Вирумаа: Татьяна Нестеренко: «Цветы в храме — та же молитва»

«Зерно, заложенное в нас в детстве, обязательно созреет и прорастет. Может быть, для этого понадобится немало времени, может быть, этому поспособствуют чрезвычайные обстоятельства или помогут окружающие люди», — отвечает Татьяна Нестеренко на мой вопрос о том, как складывается дорога, которая приводит человека в храм.

Татьяна Нестеренко — человек с сугубо светской специальностью — хореограф эстрадных танцев. Сегодня она преподает хореографию для воспитанниц клуба фигурного катания «Pääsuke» нарвской спортшколы «Паэмурру». А еще ведет уроки труда в Нарвской Православной школе для учеников 1-9-х классов.

Татьяна говорит, что в последние два года на праздничные службы и по выходным ездит в храм святого равноапостольного князя Владимира в Нарва-Йыэсуу и старается участвовать в повседневной жизни этой церкви. Например, помогала в убранстве храма цветами.
— И это ведь для вас привычная работа? — уточняю я, зная о том, что несколько лет назад Татьяна Нестеренко трудилась в качестве швеи и флористки в Нарвском Воскресенском соборе.

— Это для меня прежде всего большая духовная радость! — мягко поправляет она меня.

«Танечка, ты обязательно должна ходить в церковь», — говорила ей мама, женщина непростой судьбы, поднимавшая вместе с мужем, прошедшем войну и немецкий плен, шестерых детей. Каждый год на лето маленькую Таню отправляли из Нарвы к бабушке и дедушке в Печоры. «В Ивангороде, в Нарве церквей, как мне кажется, тогда не было, во всяком случае, в нашем окружении о посещении церковных служб речь никто не вел. А в Печорах открыто функционировал Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь, открыты были церкви, вовсю шли службы. Бабушка и дедушка молились, брали меня с собою в храм. Брат дедушки реставрировал иконы. У него была огромная библиотека, я слышала, что к нему приезжают люди из Ленинграда, Москвы, Таллинна», — рассказывает Татьяна. В церкви впечатлительную шестилетнюю девочку поразило распятие. «Кто это? Что с ним сделали? За что?» — спросила я у старших. — «Это Иисус Христос из Назарета. Небесный отец любит свое творение, поэтому послал Сынсвоего на землю для спасения человечества, а люди его распяли» — был ответ. Я была просто в шоке. И этсвои эмоции вспоминала еще многие годы», — говорит Татьяна. Как исвои детские ощущения после причастия: «чувство безграничного тепла и защищенности».

«Татьяна, почему вы не ходите в церковь? Вы обязаны посещать храм» — услышала она годы спустя освоего преподавателя Анатолия Куклина, когда после окончания Новгородского училища культуры продолжила обучение в Ленинградской профсоюзной школе культуры. «Это был театральный критик, философ, который говорил со студентами о Боге, о поисках веры, — рассказывает Татьяна. — Но все же в церковь я тогда не ходила: экзамены, диплом, не до того…» Однажды он ей сказал: вернетесь в Нарву, вас ждут труднывремена; идите в храм.

«И действительно, вскоре в моей жизни случилась большая драма. И в поисках ответа на свои внутренние вопросы, в поисках поддержки я пришла в храм. Сначала ездила в Пюхтицы к отцу Дмитрию, который был словно оттуда, из моего детства, и поэтому я чувствовала, что могу ему довериться. Потом стала посещать в Нарве Воскресенский собор, стала все больше и больше окормляться. Был даже момент, когда я подумала: может быть, мне надо уйти в монастырь? Но мой духовник, отец Василий, к которому я ездила в Санкт-Петербург, не дал мне благословения на этот шаг. Признаюсь, потребовалось немало времени, прежде чем я почувствовала настоящую внутреннюю потребность приходить в храм, а моя душа обрела силу», — откровенно говорит Татьяна.

Еще работая в ДК «Ругодив» (Татьяна Нестеренко вела там эстраднотанцевальную студию), она в свободное время решила помогать женщинам, которые трудились в Воскресенском соборе — шила церковные облачения, закладки, комплекты на причастную чашу… А в сложном 2000-м году, оставшись без работы в результате сокращений штата в «Ругодиве», закончила от биржи труда курсфлористики и пришла в собор.

Татьяна проработала в Нарвском Воскресенском соборе восемь лет. Была и швеей, и уборщицей, пекла просфоры и делала букеты. В это же время она заочно закончила СанктПетербургский университет профсоюзов, факультет искусствоведения; ее дипломная работа была посвящена облачению церковнослужителей. «Но потом Господь распорядился так, что я вновь получила возможность вернуться к своей любимой профессии и учить детей танцевать», — говорит Татьяна.

— Моя душа ликует, если я привлечена заниматься цветочным убранством храма, — признается хореограф Татьяна Нестеренко. – Цветы в церкви – это та же молитва или пожертвование. Вот почему не надо стремиться унести из церкви все букеты, которые приносятся, например, на панихиду или отпевание. В православных храмах чаще всего букеты ставят слева и справа от иконостаса, у царских врат, цветами украшают особо почитаемые иконы, плащаницу, подсвечники. Но можно попросить поставить их у определенной иконы — так, как вы ставите свечу.

— Цветы в храме — это часть его облачения. У каждого праздника – своя символика и свой декор, — с увлечением продолжает она. — Например, на Рождество храм принято украшать целыми деревцами елей или еловыми ветками и цветами белого цвета. На Крестопоклонной неделе в храме в основном красные и лиловые цветы, а в Воскресенье Христово – алые и золотистые. У иконы Богородицы часто ставят белые лилии – символ непорочности Пресвятой Девы. В украшении плащаницы на Успенье Богородицы в гирлянду опять же вплетают белые лилии, другие белые цветы дополняют синими и голубыми (по символике – цвета неба и веры)…

Вообще же о цветах она может говорить много и вдохновенно. Признается, что ее любимые – ландыши и незабудки, цветы ее детства. Того времени, когда она пусть и неосознанно сделала первые шаги на своем пути к храму.

 

Беседовала Светлана Зайцева

Благовестник Вирумаа

 

http://prospekt.ee/mukf/blagovestnik/6704-tatyana-nesterenko-cvety-v-hrame-ta-zhe-molitva.html